26.10.05

 

Есть что-то легковесное в слове пиар, что-то игривое, вроде пера на ветру. Там, где он родился, это может и так, но у нас совершенно иначе. У нас пиар - это бульдозер, а пиарщики - чернорабочие, добывающие свой горький хлеб на бескрайнем российском бездорожье.

Мне тоже пришлось вкусить этого хлеба. Лопнул в очередной журнал или газета, теперь у не помню, другого проекта не было, и пришлось мне идти в министерство высшего образования на должность помощника министра по связям с общественностью. Дело вроде не сложное для журналиста собирай коллег на пресс-конференции, приглашай на интервью с министром и все дела. Образование тема интересная для СМИ, все учатся, учились или думают учиться, так что мне казалось, что проблем с публикациями не будет. Личность министра тоже обнадеживала доктор каких-то там наук, профессор, мужик видный, всегда хорошо одетый, и за словом в карман не лезет пока со мной говорил, ввернул пять цитат, две из них из источников о которых я понятия не имел.

Люди в министерстве тогда получали гроши, и меня, чтобы была достойная зарплата, устроили в российский филиал ЮНЕСКО. Моя зарплата была раза в три больше министерской и раз в десять больше той, что получал начальник главка. Вскоре я, однако, заметил, что нищие начальники главков ездят на работу кто на Вольво, кто на БМВ, а моей на хватало на хорошие ботинки. Зато у меня была своя коморка под крышей с видом на внутренний двор, где я вынашивал планы преображения чиновника в публичную фигуру. О так хотел этого, но не делал ровным счетом ничего для того, чтобы сталь таковой. Обычная схема поведения чиновников: и хочется и колется.

В то время по всей стране проходили акции протеста студентов против нищенских стипендий. Казалось бы, вот замечательный повод для того, чтобы заявить о себе на всю страну. Жирик бы использовал его на все сто поставил бы на ноги все СМИ, чтобы вывернуть все наизнанку в своих интересах. Мой министр был не семи пядей во лбу, но я расписал ему все то нужно говорить сначала посочувствовать студентам, поохать над их тяжелой судьбой, затем обвинить некие силы там, наверху, без указания конкретного адреса, в развале экономики, и пообещать бороться с ними не щадя живота своего. Простая и надежная схема, но мой шеф оказался не просто тупым, но принципиально тупым, и отказался встречаться с журналистами.

Тогда я предложил ему созвать пресс-конференцию по поводу взяток, благо в это время как раз начинались приемные экзамены в вузы, но он и тут замахал руками: Что вы, какие взятки, об этом лучше не упоминать. Давайте лучше расскажем, сколько денег мы отправили в Чечню на восстановление институтов. Никто из моих коллег, конечно, на это не клюнул.

Министр сердился:

-Сделайте мне приглашение к Караулову.

-А вы будете говорить про нищенские стипендии? А про взятки?

-Нет, конечно.

-Может быть, у вас есть лишние десять тысяч долларов?

-Еще чего.

Чиновнику было невдомек, что без скандальной приправы он никому не интересен. Это типичное заблуждение всех чиновников, и моим коллегам, которые хотят пополнить ряды связистов с общественностью это надо твердо знать. У чиновника легкая голова, но тяжелая жопа. Слава какого-нибудь Грефа или Митволя, которые порхают с одной телевизионной программы на другую, не дает им покоя, но жопа тянет назад в безвестность.

В конце концов, мои отношения с министром разладились. Он перестал рассматривать мои предложения, а я перестал их давать. Все свое рабочее время я проводил в дружеских беседах с рядовыми сотрудниками министерства, которые приходили ко мне выпить чаю и поплакаться в жилет на свою нелегкую чиновничью долю.

Из этих разговоров я узнал много интересного, например, о зарплате министра, его замов и начальников главков. Она, оказывается, складывается не только и не столько из оклада, сколько из других источников. Есть, скажем, 15 программ, это вроде как не основная работа, а нечто сверх того. У каждой программы есть свое руководство, не трудно догадаться, что это все та же верхушка министерства. Руководитель программы министр или заместитель, а дальше идут прочие начальники и заведующие. Таким образом, каждый получает дополнительно 15 окладов. Есть еще откат, выделяются деньги, например, Чечне треть идет в откат, а без этого деньги не выделяются ни на что.

Есть еще и другая статья издательская. Однажды ко мне приперлись поляки с предложением посодействовать насчет заказа учебников и тетрадей, за пять процентов от стоимости заказа (это сотни тысяч рублей). Я не подал виду, что досконально знаю их родной язык, и из реплик понял, что они всегда так делали, но тот человек, через которого они действовали, уволился, и они потеряли ориентацию.

.В общем, чиновники в министерстве не бедствуют. При этом я нигде не встречал больших жлобов, и главным жлобом был сам министр. Вскоре оказалось, что у него есть еще один специалист по связям с общественностью дамочка кровь с молоком с большими сиськами (даже слишком на мой вкус). Мы с ней даже подружились на почве китайского чая. Никаким пиаром она, конечно, не занималась, ее полем деятельности была так называемая комната отдыха, куда другим сотрудникам вход был строго воспрещен. Там имелись диваны с комплектами спального белья, бар, набитый всевозможными напитками, холодильник с нехитрыми яствами икрой, красной рыбой и т.д.

-Скажи по-честному, - спросил я как-то коллегу, разомлевшую за чашкой китайского чая, - зачем тебя здесь держат, неужели только затем, чтобы трахать?

-А то.

-И часто?

-Раза два в неделю сам, и еще гости.

-И что он тебе за это отдельно платит?

-Нет, только маленький оклад. Говорит, что у меня недостаточно образования для того, чтобы получать повышения по службе.

Я мог простить министру его природный идиотизм и кубанский выговор, его дурацкие звонки по выходным (я просто включал автоответчик), но такого циничного жлобства нельзя было стерпеть. Я дождался пока министр уйдет в отпуск, и оставил в канцелярии заявление, где написал, что ухожу из министерства в связи с переходом на работу в Нью-Йорк Таймс. Но так как я числился в штате ЮНЕСКО я продолжал получать зарплату еще три месяца, работая уже у другом месте. Совесть меня не мучила жлобов нужно учить.

 

 

 

 

Hosted by uCoz