23.12.06

Умер великий и ужасный Туркменбаши. Над ним смеялись, его боялись. Это была странная фигура. Детдомовец, который испытал на своей шкуре все прелести сиротской жизни, вышел в люди, благодаря советской власти, в которую только ленивый сейчас не бросает камни. Всего добился Сапармурат - власти, богатства, почета, и заскучал, потому что уже нечего было добиваться. И вот явился ему Большой Парень с неба, и сказал: "Ну, что, приятель, скучно тебе тут, тогда пойдем ко мне".

 Он, конечно, не был святым, он был просто человеком со всеми присущими нашему роду слабостями. Чего только стоят его золотые перстни, крашеные волосы, кумирни по всей стране, и литературные закидоны Но ведь и простому люду перепадало. Это благодаря ему, каждый туркмен не платит за газ, за воду и соль. Да и, вообще, цены в Туркмении смешные литр бензина, например, стоит на наши деньги примерно рубль. Зарплаты, правда, тоже не бог весть какие, но, в общем получается довольно приличное существование, о котором в пору мечтать не только узбекам, киргизам и таджикам, но и жителям российской глубинки.

Он, конечно, любил почудить, особенно в последние годы закрыть театр оперы и балета (куда, кстати, сроду никто не ходил, поменять календарь, учредить смешные праздники День Дыни, например, но в принципе это был добрый человек и хороший туркмен: не дал ограбить  свой маленький народ ни российским олигархам, ни исламским головорезам, ни западным купцам. 

Туркменбаши гонял чиновную братию, это правда, и в тюрьмы сажал, и в пустыню ссылал, и высылал за границу. Но ведь, это такая сволочь, что если ее не гонять, то она живо на шею влезет, и нам ли этого не знать.

Туркмения всегда была загадочной страной. Помню, я приехал туда в командировку на местную ВДНХ директором которой был тогда бывший первый секретарь Гапуров. Я приехал по какому-то делу, поговорил с Гапуровым, он сказал, что через пять минут решит все мои проблемы, извинился и вышел из кабинета. Я прождал его два часа, но он не возвращался. Секретарь сказала мне, что шефа срочно вызвали в ЦК. От нечего делать я пошел посмотреть выставку, и к великому удивлению обнаружил Гапурова в какой-то мастерской он пил чай с рабочими.

В гостинице, которая громко называлась отель, дежурные по этажу менялись каждые полчаса, бар открывался только к вечеру, когда туда съезжался весь молодежный бомонд Ашхабада, чтобы выпить чашечку кофе.

От нечего делать я много гулял по пустынному в любое время суток городу, а когда возвращался в номер, то замечал следы чьего-то присутствия: в моей сумке кто-то регулярно копался, диктофон прослушивали по несколько раз в день, даже тупики убитых мной тараканов загадочным образом меняли место расположения. Вечером я несколько раз ловил на себе взгляды из кустов на бульваре.

В телефонном справочнике руководителей предприятий были, главным образом, армянские и азербайджанские фамилии. Несколько раз я договаривался о встрече с этими людьми, но, когда я приезжал, то на месте их никогда не было.

В общем, от Туркмении у меня остались странные впечатления. Нельзя сказать, что туркмены мне очень симпатичны, как все азиаты, они не слишком доброжелательны и замкнуты, но я им зла не желаю. И Туркменбаши, наверно был, странным человеком, по нашим понятиям, но без него туркменам, скорей всего, придется плохо. Крепитесь ребята, не дайте себя сожрать.

 

Написать комментарий

 

Hosted by uCoz