14.03.05

Все-таки удивительная штука Интернет, с ним можно путешествовать, как в пространстве, так и во времени, за считанные секунды можно перенестись в Индонезию или на остров Святой Елены, а можно прямо в детство.  Вот недавно я совершил такое путешествие, решил узнать, как сложились судьбы тех, с кем учился когда-то в школе, в институте, работал в газетах,  дружил или просто  сталкивался при определенных обстоятельствах.

Признаться, я мало рассчитывал на успех, мои однокашники люди уже не молодые, в чатах не торчат, на форумы не заходят. Результат, однако, оказался не так уж плох.

Из школьных друзей я нашел в паутине одного. Вот он, голубчик,  на сайте страховой компании - генеральный директор, и фотка есть. Почти не изменился все  такой же аккуратный, серьезный. С детства он мечтал быть финансистом. Садился в кресло, клал ногу на ногу, подносил карандаш ко рту, вроде как сигару курил, и говорил про какие-то ценные бумаги. Так он себе представлял финансиста. Образ он позаимствовал из западных фильмов.

При всей своей невзрачности, росте ниже среднего, испитом личике, и большом мясистом носе, он пользовался вниманием одноклассниц. Вообще мне кажется, что некоторые девочки обладают способностью судить о бабочке по гусенице не хуже любого энтомолога. А,  может, я ошибаюсь, просто они знали, что отец у Виктора  заведует секцией магазина мужской одежды, мать продавец в другом крупном магазине, а яблоко от яблоньки недалеко катится.

После школы Виктор, не долго думая, поступил в финансовый институт, и я потерял его из виду на много лет, и вот надо же, он выскочил из Интернета, как чертик из табакерки, и, сам того не ведая, доложил мне о себе. Круг замкнулся, судьба человека обрела законченный контур, пусть только для меня. Он теперь не просто Виктор М. по прозвищу Карлик Нос, а тот самый Виктор М., который всю жизнь мечтал быть финансистом, и стал им. Снимаю шляпу.

Виктор был единственным из одноклассников, которых я нашел во всемирной паутине. У нас в классе было много способных людей, которые могли бы чем-то прославиться, но многие из них уехали за рубеж и канули в небытие. Это были евреи. 

По тамошним сайтам я тоже прошелся, но никого из одноклассников не нашел, зато отыскал двоюродного брата. Я никогда в жизни его не видел, знал только, что он жил в Падуе, учился в местном университете, на богословском факультете, и женился на дочери своего профессора. Теперь он, видимо, оперился  - сам пишет богословские труды и преподает в Падуанском университете. Снимаю шляпу.

Кроме родственников в Интернете оказалось полным полно моих однофамильцев, и это, несмотря на то, что у меня довольно редкая фамилия.

Один однофамилец мне даже написал на сайт. Он оказался довольно активным предпринимателем. Его деятельность хорошо прослеживается в сети. Еще есть известный однофамилец в Екатеринбурге, он какой-то энергетический босс. Еще есть девушки-киношницы, они наверно кудрявые и румяные. Мысленно я представляю себе всех однофамильцев. Получается такое забавное облачко, племя, а я его вождь в перьях и боевой раскраске.

Нашел я и своих коллег по поэтическим опытам. Это было очень давно, в конце пятидесятых. Тогда при издательстве "Московский рабочий" открылось литобъединение, которое вел некий Чистяков. Вот там-то я и встретился с Сашей Васютковым. Стихи тогда сыпались из меня, как искры. Я писал про огни вокруг Магелланова пролива, про карнавал на Кубе, пр колумбийских партизан. В день я мог сочинить десять стихотворений, а Васютков все время писал одно, которое называлось "Твои глаза" или что-то вроде этого. Он его все время улучшал и улучшал.

Мы читали стихи на заводах и фабриках. Помню, нас пригласили на фабрику "Дукат" и заплатили сигаретами. Васютков читал, как писал, он выдавливал из себя текст. Вот так примерно поет Адамо, когда слушаешь по радио ощущение удивительной легкости, но смотреть вблизи на его мучения нет сил.

От Чистякова мы вскоре ушли к Ларисе Румарчук во Дворец пионеров на Ленинских горах. Года три назад я ее встретил в одной компании, она совсем не изменилась. Васюткова она с трудом вспомнила, а меня нет, и не мудрено, вместо того, чтобы заниматься творчеством, я изучал поразительный вид из окна, на излучину реки на дальние заснеженные леса. Впрочем, иногда мое внимание привлекала Таня Реброва крупная девушка, чей талант был пропорционален росту. Она единственная из нашей студии стала довольно известной поэтессой, но, в конце концов, тоже пропала вместе с другими известными поэтессами. 

А Саша Васютков? Он, оказывается, пишет все еще свои стихи, и даже издал несколько сборников. Некоторые стихи я прочитал в Инете - хорошие, но очень пахнут потом, может быть,  если бы я не знал Сашу лично, у меня было бы другое впечатление.

Оказывается, он живет в Зеленограде, и о нем пишет местная газета, как о достопримечательности города. Он еще и роман издал. Надо будет прочитать. Хотя зачем?

А вот со страницы поисковика выскочил мой приятель по МИИТу Виктор К. Да больше чем приятель товарищ по любовным похождениям и соавтор. Помню, как мы с ним на лекциях по геодезии слагали великий эпос "Вокруг света на санях", и  это продолжалось до тех пор, пока меня не вытурили из института, а его не отправили в академку. Его тогда спасла комсомольская работа, до которой он был большой охотник. На перемене я в буфет, а он в бюро. Ему в кайф было все время тусоваться в комсомоле, и это стало его жизнью. После института он пошел работать не к шлагбауму, а в бюро молодежного туризма "Спутник".

Я был уверен, что найду его в сети, но думал, что он стал директором какого-нибудь турагентства. А вот и нет, он всего лишь заведующий протокольным отделом в одном из министерств.  Что-то у него надломилось, может, слишком нежным оказался. Нежный холуй не слишком романтичное получилось свидание, хорошо хоть виртуальное. Хотя место наверно теплое, может, там после приемов остается продуктов столько, что их приходится домой вывозить на грузовике. Будь здоров дорогой!

А самая замечательная встреча у меня произошла сегодня. Как-то к нам в школу пришли актеры Театра Советской Армии, чтобы вести театральную студию. Сразу договорились ставить Короля Оленя. На главную роль претендовал я и Сергей Ж.. Он был красавец с голубыми глазами, длиннющими ресницами и смоляными локонами. Конечно, главная роль досталась ему, у меня-то кроме гипертрофированного честолюбия ничего не было. И вот, оказывается, он стал известным в Москве кактусистом. Король Олень оказался настолько самодостаточным человеком, что предпочел карьеру кинозвезды или фотомодели трепетным колючим уродцам. Снимаю шляпу.

Помните сказку про блюдечко и яблочко. Катится яблочко по блюдечку, и открываются перед тобой чудные картинки, как живые возникают люди, с которыми ты когда-то пересекался, и ты ощущаешь, что все они не потеряны безвозвратно, а сидят у тебя в компе, и ждут, пока ты их снова извлечешь на свет божий.

Hosted by uCoz